Aug. 5th, 2014

ast_al: (Default)

Моше Фейглин

Нет ничего более несправедливого и аморального, чем принесение наших солдат в жертву ради спасения вражеского населения.

Разве не должно быть стыдно тем, кто использует детей в качестве живого щита?

Разве не позор для «героя», прятаться за спинами детей и женщин? Ведь этим он провозглашает, что нуждается в детях, в стариках, и, что хуже всего, в женщинах для того, чтобы они охраняли его... Почему же они не стыдятся, а открыто признаются в своей слабости?

Ответ заключается в том, что мусульманская логика совсем другая, прямо противоположная нашей. В своей жестокости, в своей готовности пожертвовать детьми они видят силу, а не слабость. В нашей осторожности, которую мы проявляем, опасаясь повредить детям, они видят слабость, а не силу. Еще хуже того: силу они всегда считают правой, моральной, а слабость - противоречащей морали.

Вы способны такое понять?

Человечество не в силах определить правильное сочетание и установить равновесие между духовным и материальным. Христиане нашли решение в разделении тела и духа: священник не может жениться, а Христос страдает на кресте за всех. Святость слабости: слабый всегда прав, убогие блаженны. Отсюда вытекает западный принцип, в соответствии с которым тот, кто не сражается - невиновен.

Мусульманский подход прямо противоположен. Их святой подвержен сексуальной распущенности, и она же является наградой шахидам в раю. Их пророк - сильный и жестокий завоеватель. Его святость – это его сила и его жестокость.

Негодяй, который подвешивает детей на виду у солдат ЦАХАЛа, не считает, что он скрывается за детскими спинами. Он думает, что сражается с их помощью, используя, с одной стороны, свою моральную силу, а с другой стороны - моральную слабость своего противника.

Как победить такого врага?

К сожалению, эти негодяи действительно задели наше слабое место - моральную неопределенность. Ориентируясь на общие для нас и для христианского мира ценности, Израиль обосновывает свою моральную правоту правом на самооборону. Ужасно, что эта ненамеренно созданная израильская стратегия приводит к смерти достаточно большое количество наших солдат, чтобы создать безальтернативную ситуацию, при которой гибель вражеского населения подойдет под определение самообороны.

Для того, чтобы спасти солдат Голани, мы задействовали тяжелую артиллерию, которая погасила огонь, которым их поливали из места скопления гражданского населения. Почему нельзя было это сделать перед тем, как солдат послали в пекло? Причина именно в нашей стратегии.

В конце концов мы все-таки убиваем вражеское население, но одновременно с этим - и губим наших солдат, и конечно получаем на свою голову все тот же «отчет Голдстоуна» и Гаагский суд. Давно и прочно запятнанная еврейской кровью Европа чувствует, что евреи до сих пор морально зависят от нее, и не дает нам никаких поблажек.

Так что же нам делать? Для начала прекратить быть большими христианами, чем папа римский, и начать быть евреями. Прекратить противопоставлять мусульманской морали - мораль христианского монаха и начать противопоставлять ей еврейскую мораль.

Прав не тот, кто слаб, и не тот, кто силен - прав тот, кто прав, то есть действует по справедливости. Не из Гааги выйдет Тора, а из Иерусалима.

Тот, кто привел к гибели троих наших солдат из-за того, что не стал стрелять по зданию агентства ООН, - действовал не в соответствии с моральным соображениям. Наоборот, его действия были безнравственны. Даже если там было полно детей, командир, который принял это решение, действовал анти-морально, потому что он содействовал гибели троих израильских солдат, которые символизируют собой справедливость. Наши солдаты правы, потому что эта земля - наша! Они правы, потому что представляют народ, который провозглашает отсюда - из Святой Земли - свободу и жизнь.

И напротив, дети, которых загоняют сейчас подонки в здание ООН, являются оружием в руках страшного врага, несущего угнетение и смерть. Это битва сынов света и сыновей тьмы.

Право убивать людей не связано с их возрастом и полом. Кровь ребенка не более свята, чем кровь солдата. Война происходит между народами и ценностями, которые они представляют. Когда нет другого выхода, гибель вражеского населения становится неотделимой частью справедливой войны. Нет более справедливой войны, чем война, которую мы ведем сейчас в Газе.

И нет ничего более несправедливого и аморального, чем принесение наших солдат в жертву ради вражеского населения.

31 июля 2014

Profile

ast_al: (Default)
ast_al

August 2014

S M T W T F S
     12
3 4 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 08:02 am
Powered by Dreamwidth Studios